Дело учителей. Как защитить педагога от кляузы в соцсети?

0
5274

Почему кляуза в соцсети или фото в “Инстаграме” становится основанием для увольнения учителей?

Кто защитит педагога от неадекватных родителей? Где искать управу на учеников, которые оскорбляют учителя? Образование – услуга, а потребитель всегда прав? Эти вопросы, которые сегодня раскололи общество на две части, обсуждались на Совете экспертов в редакции “Российской газеты”.

Поводом стала скандальная история, о которой рассказали в “РГ” от 13 марта в статье “Охота на учителя”. В одной из школ родители устроили травлю классного руководителя и отправляли детей в школу с включенными диктофонами. В Красноярском крае педагог по вокалу была вынуждена уволиться из-за записей в соцсетях. В Новосибирске учительница ушла с работы после того, как ученица опубликовала в “Инстаграме” ее фотографию с нецензурной подписью… И таких случаев множество.

– Если раньше у нас в школе учитель был всегда прав, то теперь маятник качнулся в противоположную сторону – педагоги оказались бесправными. Сейчас мы считаем, что ученик всегда прав. Да, в центре образования должен быть ребенок. Но у нас “детоориентированность” сменилась понятием “клиентоориентированность”. В этой подмене и состоит ключевая проблема, – считает директор московской школы N2095 Илья Новокрещенов.

По его мнению, педагог оказался как в шоу “за стеклом”, потому что есть дети с диктофонами, с фотоаппаратами в мобильных телефонах. Ребенок снимает. И через несколько минут мама, если она популярный блогер, выложит все в соцсетях.

При этом есть родители, которые помнят только о своих правах, а не об обязанностях. Доходит до того, что приглашение прийти на родительское собрание некоторые воспринимают как… вмешательство в личную жизнь! И как вы думаете, что делают учителя? Пишут электронные письма и прилагают скриншоты, чтобы родители были в курсе того, что обсуждалось на собрании.

Мало того, что родители относятся к школе потребительски, они стали вступать в откровенные конфликты с педагогами.

Если раньше в классе было 2-3 гиперактивных ребенка, то сейчас по негласному правилу – 8-9. Есть дети с неконтролируемым, девиантным поведением. При этом никаких медсправок родители школе предъявлять не обязаны. Что получается? Приходит такой ребенок в первый класс. Через 2-3 месяца начинаются противоречия не только между учеником и учителем, но и между родителями, которые недовольны тем, что кто-то противопоставляет себя классу, срывает уроки. И тогда мама хулигана уходит в оппозицию. Пишет письма, жалобы, собирает доказательства.

А что, если во все школы поставить видеокамеры? Помогут они защититься от необоснованных претензий родителей? Ведь тогда в случае чего на обвинения по смонтированной записи, где, предположим, учитель оскорбляет ребенка, можно будет предъявить другую и доказать, что все было совсем не так?

Директор школы N 1518 Марина Фирсова уверена, что камеры проблемы не решат. В ее школе есть видеокамеры, но к каждой парте экран и микрофон не подцепишь. Учитель – живой человек. Неудачно пошутил, побранил, упрекнул ученика с глазу на глаз – вот и готова жалоба родителей. В школе был такой случай.

Можно ли наказывать детей в школе? Марина Фирсова считает, что одному можно сказать: встань в угол и постой. И это не будет для него наказанием. А для другого ребенка это будет оскорблением человеческого достоинства. Здесь учитель должен найти ту грань, которая отделяет, что можно, а что – нет.

– В школу приходят дети тех, кто родился в конце 80-х – начале 90-х годов прошлого века, когда шло крушение Советского Союза и разваливалась система воспитания. Вот мы и получили родителей, которые начинают судить учителя, – говорит председатель Всероссийского педагогического собрания, ректор МГУТУ Валентина Иванова. – Очень важно, чтобы в такой ситуации были слышны голоса тех родителей, которые поддерживают педагога. Учителям нужна публичная защита.

Действительно, есть сложности, когда в классе сидят трудные дети. 22 процента педагогов признались, что им нужна помощь. Но это не повод унижать и оскорблять учителя. Валентина Иванова рассказала, что Всероссийское педагогическое собрание подготовило поправки к закону, которые будут гарантировать педагогам защиту государства. “Применение насилия в отношении педработника, а также публичное оскорбление будут приравниваться к применению насилия в отношении представителя власти”, – пояснила эксперт.

Часто оскорбления педагогов идут через соцсети. Но виртуальная реальность пока очень слабо учитывается в нашем законодательстве. Например, нет понятия троллинг. Это провокация или издевательства в сетевом общении. Валентина Иванова подчеркнула, что подготовлены детальные разъяснения, буквально по пунктам, для педагогов, что и как делать в таких случаях, кому жаловаться и как предъявлять претензии к провайдеру.

Еще одно предложение экспертов – поменять программы в педвузах и дополнить их психологическими и юридическими курсами, чтобы избежать ситуаций, когда молоденькая учительница, которая, безусловно, имеет право на личную жизнь, вынуждена писать заявление об уходе только потому, что разместила на своей страничке свое фото с пляжа. Это, к слову, совершенно реальный случай.

– Надо учить умению себя преподнести в блогсферах, информационном пространстве. Учителям нужны юридическая помощь и сопровождение. На каждый неадекватный поступок в сторону педагога должен быть ответ, – считает Сергей Горбун, заместитель председателя Московской городской организации профсоюза работников образования и науки.

Проректор Московского государственного педуниверситета Елена Болотова рассказала, что уже разработаны новые подходы к формированию учебных планов.

– Профсоюзы защищали учителя от директора, а сейчас нужно директора защищать от агрессивного родительского сообщества и некомпетентности некоторых СМИ, которые выплескивают эти проблемы на публичное обсуждение, – заметила проректор. – Презумпцию невиновности никто не отменял.

А если бы в современную школу пришел знаменитый педагог-воспитатель Антон Семенович Макаренко? С его-то методами жесткой дисциплины и наказания. Между прочим. он дал пощечину своему ученику Задорову, после чего потом Задоров ему сказал: “”Мы не такие плохие… мы понимаем”.

Наверное, сегодня Макаренко на второй же день отправили бы в колонию строгого режима на пожизненное заключение…

Ирина Ивойлова

Поделиться
comments powered by HyperComments