Творцы революции

0
509

Вся жизнь Исаака Владимировича Гарбера – яркий пример доблести, преданности делу народа и делу революции, которую он встретил в Боготоле.

«Каждый, кто был верен будущему

И умер за то, чтобы оно было прекрасно,

Подобен изваянию из камня».

(Ю. Фучик)

И.В. Гарбер родился в 1869 году в городе Кишиневе, в семье плотника. В 1892 году он окончил курсы фармацевтов. За участие в студенческих беспорядках вскоре был сослан в Сибирь. Здесь, в г. Томске, он учился два года на провизора и затем работал в аптеке.

Исаака Владимировича Гарбера

В 1902 году Гарбер занял должность провизора в аптеке станции Боготол. Здесь он встретился с В.С. Онучиным и крепко подружился с ним. В 1904 году они установили связь с томскими большевиками и организовали в квартире Гарбера явку подпольщиков. Провизор аптеки ушел с головой в партийную нелегальную работу. У него были верные друзья – рабочие депо ст. Боготол. Они приходили к нему в аптеку и на квартиру (В места явок). Гарбер рассказывал им о политических платформах различных партий и призывал вступить в партию большевиков. На квартире Гарбера была оформлена боготольская организация большевиков. В начале в ее составе было 12 человек. В их числе: И.В. Гарбер, К. Романов, В. Кузнецов, С. Николайчук, П. Никольский, М. Еременко, М. Кузьма и другие. Было избрано партийное бюро.

По словам жены провизора, Гарбер руководил кружком деповских рабочих, читал им нелегальную марксистскую литературу. Есть основание полагать, что в Боготоле Гарбер встречался с Кировым.

Все свободные деньги Гарбер тратил на книги. К 1917 году вся квартира была заставлена стеллажами с книгами. Рабочие депо видели это богатство, восхищались знаниями провизора и говорили между собой:

– Ему бы не порошки вертеть, а народом руководить!

До свержения царизма Гарбера ежегодно, а то и несколько раз в году увозили в красноярскую тюрьму.

Февраль 1917 года. Морозный день. Загудели гудки боготольского депо. Клубы белого пара поднялись в небо.

– Почему гудят? – спрашивали рабочие друг друга и пожимали плечами. Вскоре по цехам пробежал вестовой:

– Все в токарный цех на митинг! Начальник депо приказал!

Вытирая паклей руки, рабочие шли в указанный цех. Кто- успел сбегать в аптеку за провизором. Начался митинг. О свержении царя говорил начальник депо Лавренин, ротмистр Корестелев. Оба они восторгались переворотом и призывали рабочих к присяге Временному буржуазному правительству, к войне до победного конца. Рабочие слушали молча. Вдруг Гарбер заложил пальцы в рот, свистнул пронзительно. И, как по команде, засвистели рабочие. Незадачливые ораторы ушли, как оплеванные. На станину большого строгального станка поднялся с обнаженной седой головой Исаак Владимирович Гарбер. В страстной речи он разоблачил маневр капиталистов и их главаря Родзянко, ратовавшего за продолжение войны. В заключение своей речи он сказал:

– Долой правительство помещиков и капиталистов! Вся власть советам рабочих, крестьянских и солдатских депутатов!

Выступление провизора поддержали заведующий железнодорожным училищем Сергей Михайлович Богашев, слесарь – арматурщик Константин Романов и другие. Тут же решили провести политическую демонстрацию и выборы в Боготольский Совет, который возглавили Большевики.

Но дела Совета не понравились меньшевикам и эсерам. Они открыто выступили против Совета. Большевики решили дать бой врагам рабочего класса, а чтобы обеспечить победу, попросили помощи от Красноярского гупкома партии. Туда поехал Романов. Он привез пламенного оратора гупкома А.В. Померанцеву. Вместе с ней Гарбер выступал на многочисленных митингах, разоблачал врагов.

Вспоминая свою работу в Боготоле, А.В. Померанцева пишет: «В Боготоле меня всегда встречал с шумным восторгом председатель всех митингов и собраний Костя Романов…

Небольшой группой наиболее сознательных рабочих, в которую входили Романов, Кузнецов, Еременко, Никольский, Николайчук и скромный учитель Богашев, мы собирались в квартире бывшего ссыльного И. Гарбера. Занятия наши шли успешно. Но когда развернулась подлая компания травли большевиков, эсеры и черносотенцы распространили слух, что в Боготоле появилась «немецкая шпионка».Однажды они пытались натравить на меня юнкеров из эшелона, стоящего на станции. Ничего не подозревая, я делала доклад в железнодорожном клубе. Юнкера уже ломились в дверь и требовали выдачи им оратора, но Костя Романов, находчивый и стремительный, увлек меня через другой выход так быстро, что я не успела опомниться» – (Сиб. Огни №6 за 1957 г.)

Несмотря ни на что, Боготольский Совет усиливался и вскоре установил связь с Ачинским уездным Советом. Туда потребовали представителя Боготольского Совета. Поехал Гарбер. На уездном Совете его избрали в члены исполкома уездного Совета. С начала 1918 г. Гарбер стал членом президиума отдела по городским делам при уездном Совете. Уже в 1917 году Гарбер переехал в Ачинск, где работал в гуще молодых, энергичных товарищей. Уезжая из Боготола, Гарбер подарил свою библиотеку (около 4 тыс. томов) боготольскому народному дому. На книгах были сделаны пометки: «Из книг И. Гарбера». Гарбер был образованным человеком. Хорошо знал литературу, говорил на иностранных языках. Когда военнопленные иностранцы выступали на митингах, Гарбер переводил их речи на русский язык.

Уездный Совет решил издать свою печатную газету «Известия ачинского совдепа». Редактором ее стал Гарбер. Газета выходила с февраля до июня 1918 года.

Вместе с бывшим учителем, секретарем совдепа Г.Л. Манкевичем, Гарбер налаживал народное просвещение в уезде, работу школ и училищ, был председателем совета народного образования уезда. Куда бы ни послали Гарбера, везде он работал честно и добросовестно. Проявлял инициативу и находчивость.

Май 1918 г. Белочехи заняли г. Мариинск и свергли власть Советов. На помощь мариинцам выехали вооруженные красногвардейцы из Красноярска, Ачинска, Боготола и других мест. Образовался Мариинский фронт. Потом начались переговоры о перемирии. Ачинский Совет был против перемирия, считал его вредным для дела революции. Потому в Красноярск были направлены – Гарбер и Жуков – для выяснения причин второго перемирия. 13 июня 1918 года Гарбер и Жуков доложили исполкому о результатах поездки. В протоколе записано:

«Перемирие считать нецелесообразным, даже вредным для советской власти, но подчиниться, поскольку факт уже совершен», (ачгосархив).

Всем известно, чем закончилась борьба на мариинском фронте: – фронт пал. Советы в Боготоле и Ачинске были свергнуты. В полном составе Ачинский Совет эвакуировался в сторону Красноярска. Туда же уехал и Гарбер.

Со станции Кемчуг Гарбер ушел вместе с А.Н. Чуркиным в сторону д. Тойлок. Там они разошлись в разные стороны. Белые, войдя в Ачинск, стали искать Гарбера и других.

По словам Померанцевой, Пузановой и других, белые поймали Гарбера и зверски убили. Могила его не найдена. Е. Мильштейн утверждает, что Гарбер был посажен в ачинскую тюрьму, а потом был расстрелян в ночь с 10 на 11 августа 1918 года. Так или иначе, Гарбер убит. Могилы его нет.

Не оставили белые в покое и семью Гарбера: члены семьи были посажены в тюрьму, а вещи разграблены.

Использованы материалы из фондов музея

гл. хранитель МБУК «БГКМ» Г.А. Варивода

Поделиться
comments powered by HyperComments